Я и мои хозяева

Мне сложно об этом вспоминать... Отчим выгнал меня из дома. Была зима, а на мне были надеты только кроссовки, джинсы, футболка и ветровка. Я переночевала на вокзале, а утром ко мне подошли полицейские, и я убежала. Они не пытались поймать меня.
Я шла по дворам, пока совершенно не замерзла. Потом я зашла в подъезд одного дома, поднялась на третий этаж и позвонила в одну из дверей. Мне никто не открыл. Было около одиннадцати утра, и, наверное, никого не было дома. Я позвонила в другую дверь, потом в третью. Мне открыл мужчина лет пятидесяти. Он долго осматривал меня, потом подошла женщина, помоложе. Они расспрашивали меня, глядя, как я дрожу от холода, но потом пустили.
У них была небольшая двухкомнатная квартира. Я сходила пописать, потом они напоили меня чаем. Я куталась в свою куртку и никак не могла согреться. Мужчину звали Олег, его жену - Валя. Он сказал, что я могу остаться на ночь. Я не стала мыться, потому что мне было сложно заставить себя раздеться. Мне разрешили спать на диване в гостиной.
В середине ночи меня разбудил Олег. Он сорвал с меня одеяло и шепотом приказал мне раздеться. Я отказалась. Тогда он ударил меня по лицу и сказал, что вызовет полицию за то, что я залезла в их квартиру. Я заплакала и стала его просить не делать этого. Я сказала, что могу уйти сейчас. Он ударил меня еще раз и повторил приказ.
Он зажег светильник. Я сняла с себя всю одежду и зажалась. Он снял штаны, раздвинул мне ноги и поимел меня. Он мял мои груди со всей силой, будто месил тесто. До этого у меня был парень только один раз, и сейчас мне было больно. Я тяжело дышала и едва сдерживала крик, мое лицо горело. Он вынул член и кончил мне на живот, а потом ушел.
Мне было страшно и противно. Кошмарное чувство униженности захлестнуло меня. Я лежала и не шевелилась. Потом я поняла, что мне нужно бежать. Я встала и обнаружила, что он забрал всю мою одежду. Босиком по холодному полу я прошла ко входной двери, но не нашла ключей. Я вернулась, легла на диван, закуталась в одеяло и заплакала. От слез мне стало немного легче, но весь остаток ночи я не могла уснуть. Я надеялась, что утром расскажу все его жене, и она меня отпустит. Я не знаю, почему не сказала ей сразу, может тогда все пошло бы иначе.
Рано утром Олег пришел снова, он взял меня под руку и голую отвел в их спальню. Валя лежала, укрывшись одеялом. Он усадил меня на кровать перед ней. Она привстала и смотрела на меня и на него с изумлением и негодованием.
Но потом ее взгляд смягчился. Она села, погладила меня по плечам и по голове. Потом она нежно провела ладонью по моим грудям, по животу, засунула руку между ног и ощупала меня. Она глядела на меня и похотливо улыбалась.
Валя раскрылась. На ней был пижамный костюм. Она сняла его, а потом стянула с себя трусы и пару секунд сидела так, глядя на меня. Ей было около сорока, слегка полноватая, с приятным лицом и осветленными волосами. У нее были огромные тяжелые груди с большими расплывшимися сосками. Ее муж вдруг ударил меня по лицу наотмашь. Я всхлипнула. Валя давала мне четкие инструкции, а я исполняла их.
Она поцеловала меня в губы, потом я облизала ее груди. Она полусела, облокотившись на подушки, а я пристроилась между ее ног и лизала ей. Ее промежность заросла густыми волосами, от нее шел кислый противный запах. Валя стонала, с силой прижимала мою голову к себе и активно увлажнялась, ее жидкость наполнила мне рот и перемазала лицо. Наконец, она кончила тоненькой струйкой мне на подбородок.
Мне было противно, я чувствовала униженность еще сильнее, чем с Олегом. Я первый раз делала это с женщиной, и это было отвратительно.
Валя сказала, что я останусь у них. Я промолчала. Я подумала тогда, что на улице я в лучшем случае стану проституткой.
По ее указанию я поменяла испачканную ею простынь. После этого Олег уложил меня на кровать и снова поимел. На этот раз я не сопротивлялась.
Я осталась жить в этой квартире. Валя переложила на меня всю домашнюю работу. Я полностью освободила ее. Своим знакомым и соседям они представили меня как свою племянницу. Валя забрала и спрятала мой паспорт.
Я помню, что в первый день, когда они ушли на работу и оставили меня одну, я приняла душ и стояла перед зеркалом голая. Я только что помылась, отмыла с себя все их выделения, но чувствовала себя грязной. Прямые каштановые волосы, немного широковатое в скулах смазливое лицо с маленьким нежным подбородком и аккуратным носом, небольшие груди, стройная фигура, маленькие изящные пальцы на руках и ногах. Я потрогала кончиками пальцев свои аккуратные соски, которые тут же затвердели. Я вдруг ударила себя ладонью по щеке и принялась мастурбировать. Я смотрела на себя в зеркало, видела себя с головы до ног и мастурбировала, ощущая вместе с возбуждением униженность и какую-то паскудность.
Утром я вставала с будильником на час раньше хозяев, мылась в душе и чистила зубы, потом готовила им завтрак, обычно кашу, бутерброды и чай, и приносила им в постель. После завтрака я уносила посуду и возвращалась к ним. Я раздевалась, становилась на четвереньки и лизала Вале, пока Олег имел меня. Они оба работали и уходили обычно одновременно. Я закрывала за ними дверь. Потом я подмывалась, брезгливо полоскала рот и мыла лицо. Я мыла посуду, стирала вещи, если нужно было, и мыла полы. Раз в два дня я ходила в магазин. По указанию Вали я специально ездила на автобусе в большой супермаркет, чтобы было дешевле. Сумки были не очень тяжелые, но я сильно уставала. Потом я готовила для них ужин.
Во второй половине дня я немного отдыхала перед их приходом. Обычно я смотрела телевизор или спала. Олег приходил в шесть. Я встречала его, принимала у него вещи. Потом он раздевался, и я клала его вещи в стирку. Он принимал ванну, и я обычно залезала в ванну вместе с ним. Он лежал в воде. Я лежала рядом с ним, прижимаясь к нему вплотную, а он неторопливо ощупывал мое тело. Через два часа приходила Валя. Я встречала ее так же, но она мылась обычно одна и недолго, только принимала душ. Я подавала ужин. Перед сном я стелила им свежую постель и удовлетворяла их обоих. Это продолжалось подолгу. Я лизала Вале, сношалась с ее мужем и иногда делала ему минет. Спала я на постели между ними.
Вначале мне запрещено было есть что-то, кроме объедков с их стола, но к концу второй недели я пожаловалась Вале на голод, и она разрешила мне брать некоторые продукты. Я могла есть хлеб, крупы и немного овощей, которые я готовила для них. Раз в неделю я могла есть мясо. Колбасу, сыр, сладости и все остальное мне есть запрещалось. Валя сказала, что мне это вредно и вообще очень затратно кормить меня так. Денег мне давала Валя. Она никогда не проверяла чеки, но и я старалась не обмануть ее доверия и всегда покупала дешевые товары, пересчитывала сдачу и не брала ничего для себя. Я боялась Валю и остро чувствовала свою подчиненность ей.
Также мне запрещалось носить в доме обувь. Хозяевам нравился вид моих обнаженных ступней. Из одежды я носила только трусы и майку. Квартира хорошо топилась, и в целом я не мерзла, но ходить зимой по холодному полу было зябко и неприятно. На улицу я обувала свои легкие кроссовки, одевала джинсы и старый Валин пуховик. Обычно я ходила быстро и не мерзла.
Я не чувствовала по отношению к ним ничего, кроме страха и отвращения. Наверное, я ненавидела их, но боялась сама себе в этом признаться. Каждое соитие с Олегом я ощущала как акт унижения, а тем более сношение с Валей. Иногда они занимались сексом друг с другом. Однажды я спросила Валю, когда мы с ней остались наедине, разве она не ревнует меня к мужу. Я тогда лизала ей. Она отпихнула мою голову рукой и ударила меня ногой в скулу. Она ударила меня первый раз. Ты не человек, чтобы к тебе ревновать, сказала она. Я больше не говорила на эту тему. Она схватила меня за волосы на затылке и ткнула мое лицо себе между ног. Этот короткий диалог видимо сильно возбудил ее. Она двигалась бедрами навстречу ко мне и с силой тыкала мое лицо себе между ...

Далее >